Category: животные

pink girl

***

Я сижу в премилом кафе на задворках Waterloo: две минуты ходьбы от кипящего народом вокзала - и ты на тихой пешеходной улице с прачечными, копеечными забегаловками, громадными чанами с какой-то мультинациональной едой, собаками, бездомными, спящими на тротуарах, и громко гогочущими студентами. Это южный Лондон, который я знаю совсем плохо, хотя раньше мы жили в нескольких станциях метро отсюда. Маленькое полутемное кафе держит молодая пара (она англичанка, он новозеландец), тут отменный кофе в старой кофемашине (серьезно, она старше меня!), отличная музыка и добротный wifi. Стены вдоль и поперек увешаны черт знает чем: чехлами от старых пластинок, иконами, картинами, газетами, старыми и новыми афишами, зеркалами, пошлыми сердечками из цветной бумаги, паспортными снимками непонятно кого и прочей дребеденью. Зато в туалете - офигенная черно-белая фотография парочки на мопеде, которую жутко хочется стащить. Хозяевам кафе подарили ее на свадьбу - и они нашли ей отличное применение. А еще здесь живет кошка Боб. Когда Боб была маленькой, Крейг с Натали думали, что она мальчик, поэтому собственно она и Боб.

Когда-то давно Крейг открыл в этом месте магазин скутеров, потом решил купить кофемашину, чтобы угощать клиентов кофе, а потом любителей хорошего кофе стало так много, что решено было переделать магазин в кафе. Кафе для своих. Сюда заходят студенты с ноутбуками, живущие неподалеку, всякие личности творческого склада и просто хорошие люди. Удивительно, как в таких артистичных местах хочется писать. У меня не было такого сто лет. Если бы я писала что-то посерьезнее редких статей в журналы и постов в жж, я бы хотела снять небольшую квартирку неподалеку и приходить сюда. Пить кофе, разговаривать с посетителями, гладить кошку Боба, листать инстаграм и писать стихи или книжку. Знать бы еще о чем:)

Я беру латте, смотрю по сторонам и жду Наташу, с которой мы видимся раз в год, но с которой всегда есть, о чем поговорить, потому что у нас общее прошлое. Наташа из Сыктывкара, она ходила в ту же школу, что и я, и закончила тот же факультет, что и я, только на 4 года позже. Мы не дружили в родном городе, но у нас пара сотен общих знакомых. Наташа учится в Лондоне на PhD (изучает немецкий кинематограф 20х годов прошлого века) и работает в этом кафе. Я ей завидую (а я крайне редко чему-то завидую, но мне кажется, это подработка мечты). Нет, ну правда. Они тут все как большая семья (хозяева и несколько девчонок-помощниц), а это же самое ценное в работе. И эта публика - здесь совсем нет случайных людей. Все потому, что хозяева нигде не дают рекламы и об этом кафе знают лишь друзья друзей. Наташа угощает меня домашним сливовым фланом (его печет хозяйка заведения Натали) и мы болтаем про все на свете.

76web

cafe4

Collapse )
pink girl

(no subject)

На любой карте я всегда ищу глазами крошечную черную точку, маленький город, в котором родилась - вот она, есть, никуда не делась. Тем самым быстрым, привычным, полуосознанным взглядом, который неизбежно бросаешь на окна дома, где ты когда-то жил, проезжая мимо, или на человека, которого любил когда-то. Невозможно иначе.

Удивительное дело. Когда уезжаешь из родного города, кажется, что он стирается с карты так же, как из памяти. Он далеким видится и будто бы сверху, в расфокусе.

Но если отыскать этот тайник в чулане, сдуть пыль, обтереть об подол наспех, город проступает до мельчайших деталей: до трещин в асфальте, через которые так важно было перепрыгнуть в детстве, не наступив на линию; до морщинок бабушкиных, которые радиусами солнечными от глаз к вискам; до розовых квадратиков заживающих болячек на коленках; царапин на потолке над детской кроватью. И сразу-сразу вспоминаются все важные запахи: приятной прохладной сырости в подъезде, куда заскакиваешь, набегавшись в знойный день, и мокрой шерсти собаки после прогулки в дождь, и свежепокрашенных парт 1го сентября, и старых маминых помад в ящике, куда нельзя лазать, а страшно хочется, и первого октябрьского снега, и первого мужчины, и много чего еще первого, важного, того, что впитываешь в себя в немыслимых количествах в детстве и юности и что делает нас теми, кем мы становимся.

Купила билеты в родной город и рада-рада. Не была четыре года. Тимофей раньше говорил: "Сытык.. Сыктык.. в общем, бабушкин город"=) Поедем в июне.
pink girl

Дорсет: лебеди, кувшинки и обезьяны!

Мне, конечно, говорили, что в Англии красивая природа, но я не знала, что настолько. Лесами-полями меня, выросшую в тайге, где одни леса и поля, не удивишь. А вот морские пейзажи восхищают и воодушевляют. И еще овечковые=)

5 copy

Мы снимали домик на два семейства, там ночевали, завтракали и ехали по всяким интересностям - оказалось, что в Дорсете куча всего заслуживающего внимания. Модельный городок я уже показывала, а теперь.. Collapse )
zyabu

Оранжевый бассейн с рулем

Утром накрасила глаза (в кои-то веки). Тимофей восхищенно выдыхает:
- Мама! Какие у тебя глаза!
- Какие? - кокетничаю.
Пристально разглядывает, подбирает эпитет:
- Как у разбойника!
*Если чо, грим разбойника - это тушь и нежно-розовые тени.

Играем в спящую царевну.
- Мама, спи.
Закрываю глаза. Подходит, целует. Открываю глаза, тетрально хлопаю ресницами:
-Ах, какой красивый принц! Давай теперь поженимся!
Секунд десять размышляет, просчитывает бонусы:
-Нет, лучше дальше спи.

Идем по улице, навстречу мальчик с собакой:
- Мама, смотри - собака! Она грустная!
- А почему грустная?
- Наверно, ее мальчик покусал.

Collapse )
pink girl

Включите солнце!

Когда-нибудь я вместо халата с самого утра надену сарафан с полоску, выйду в сад, еще росисто-тенистый, и буду завтракать кофе, мороженым и бутербродами с клубникой, и ежиться, и ждать, когда солнце дотянется ладонями до нашей поляны.

А дети будут босиком носиться за кошками, и визжать, и быстро-быстро запихивать обеими руками клубничины в рот, чтобы ничего не пропустить вокруг: ни кузнечиков, принимающих душ в росе, ни улиток, тягучих, будто резиновых, еще не успевших спрятаться от их босых пяток, ни пугливого соседского рыжего кота Радугу, ни саму соседку, тоже рыжую, всю в веснушках, самую что ни на есть английскую англичанку, вечно копошащуюся в саду и несколько раз в день как по часам зовущую "Рейнбоу! Рейнбоу!", ни гордую молчаливую леди-почтальона на велосипеде, которая ни здрасьте, ни до свиданья, ни how are you today, darling?, и это так странно, но уже даже привычно, потому что не ждешь от нее.

А потом, часам к десяти, солнце выглянет из-за соседского дома и в минуту высушит росу и нагреет траву, и можно будет принести пляжное полотенце и надеть лифчик от купальника и самые короткие шорты и до одиннадцати погреться, пока не стало слишком жарко, а потом теплыми и разморенными пойти в дом читать сказки.

И еще будет пахнуть розами, и сонным зноем, и полудикой земляникой, и Тимофей будет радоваться каждой ягодке и порываться сорвать еще зеленую, а я буду сердиться и уговаривать потерпеть немного, но он все равно сорвет всю, как только отвернусь.

И еще приедут мама, и умная Оля, и нежная Катя, и Тойка, после пары дней с которой отчаянно болит пресс от перманентного ржача, и разлюбимая Настасья Филипповна дай бог приедет - и будет мне большое, горячее, детски-искристое счастье.

Collapse )
rain

Черешневое утро

Жить в доме стоит хотя бы ради летних утр. Когда сразу, спросонок наливаешь большую чашку зеленого чая с терпкой горчинкой, берешь целую миску упругой черешни и прямо в халате и тапках-шлепанцах, растрепанная и полусонная, выходишь через кухонную дверь в сад - и попадаешь в жизнь. Где сочный запах распустившихся желтых роз, уже не тугих и юных, а зрелых, раскрытых, манящих, с ежиком тычинок внутри. Где птицы, по знакомству стрекочущие свой самый лучший репертуар. И летнее небо, глубокое и акварельное, и солнце, еще низкое и нежное, ласкающее теплой ладонью щеки и нос, и свежий холодок по затылку и голым щиколоткам - и это все вбирает, втягивает - и сердечки черешни лопаются во рту, смешиваются с горячим чаем и брызжут счастьем.

cherry5

Collapse )
pink girl

А у нас вон чо!



Такое чувство, что в Британии вчера выпала годовая норма снега. Он валил такими кучками, что казалось, щас пришибет. Тимофей уже больше не рыдал, был весьма удивлен, что за фигня с неба валится. Ну и еще ему очень не понравилось, что рукам холодно, когда падаешь - варежки все время сваливались.

Collapse )