Category: психология

pink girl

Смотрины

Оказывается, Джорджия - наполовину бразильянка. То есть папа у нее англичанин, а все остальные родственники - классические бразильцы, прямо как в сериалах показывают. К ним приехали бабушка с дедушкой и теперь они приходят на площадку всем семейством: высоченный красавец дед с идеальной выправкой, седыми усами и добрыми глазами, фигуристая бабушка с короткой стрижкой и в синих леггинсах, и мама у них тоже фигуристая - такая "все при ней", и одевается всегда в разное и ярких тонов. Вчера тоже была в леггинсах, ярко-зеленого цвета, и еще в коротком топе чуть ниже талии.

Все они на разные голоса зашелестели "Тими-Тими", когда мы появились. Похоже, там уже все обговорено и одобрено на семейном совете. Бабушка с дедом мне мило покивали, мол, знаем-знаем.

Тимофей Дмитрич же изо всех сил делал вид в духе "я вас не знаю", "у меня сегодня много дел и не до вас совсем", скользил взглядом мимо Джорджии и вообще вел себя как болван, чо уж там огороды городить я в молодости. Мне даже стало обидно за девочку. Потом набегался и сел на лавочку, типа чисто отдохнуть. Джорджия подсела рядом и стала ласково заглядывать ему в лицо. Тимофей немного поотворачивался для порядка и весело засмеялся. А потом они стали играть в догонялки, как обычно они любят: Тимофей убегает, а Джорджия за ним. Девочка, я говорила уже, на год старше. И бегает поди на год быстрее. Но она все время бежит с его скоростью, в метре от него, и только иногда догоняет, чтобы потрепать по макушке. Понимает, что ему так веселее? Бережет самолюбие? Девочке два с половиной года.

А еще ее мама мне сообщила, что Джорджия ей сказала как-то перед сном: "Мама, я очень люблю маленького Тими".
Ну, я собстна вовсе и непротив бразильских внуков =)
pink girl

Старенькое

Яичный шарик солнца, дребезжа,
Раскрасил в золотой барханы снега...
Как странно значить, не принадлежа
И не завися от чьего-то эго...

Лениво просыпается Москва
В истерике беременных маршруток...
И в голове безумствуют слова,
Взъерошенные вихрем глупых шуток...

От собственной никчемности устав
И скрюченности маленького мира,
Я замотаюсь в полосатый шарф
И - в пять пролетов из пустой квартиры...

И вдруг пойму, что некуда бежать
И незачем саму себя дурачить...
Как странно все же не принадлежать,
А просто что-то значить...

© 2006